Вселенское православие

«Как дела, Коста?» Слово о почитании людей и крепости брака  Митрополит Лимасольский Афанасий 15.12.2016

«Как дела, Коста?» Слово о почитании людей и крепости брака Митрополит Лимасольский Афанасий

Однажды владыку Афанасия спросили, можно ли сохранить Божественное утешение в браке, ведь если верить поверью, оно отступает там, где появляется утешение человеческое. А в браке человеческое утешение, очевидно, присутствует. Представляем читателям портала Православие. Ru слово всеми любимого Лимасольского митрополита, в котором он не только отвечает на данный вопрос, но и рассказывает о том, какое умение жизненно важно тех, кто мечтает сохранить свой брак.

Говорится, что когда есть человеческое утешение, помощь и поддержка, тогда нет Божественного утешения и поддержки, однако это не совсем так, потому что отцы говорят это иначе: когда нет человеческого утешения, тогда приходит Божественное утешение. А это не значит, что, когда у тебя есть человеческое утешение, Бог не станет тебя утешать.

При всем том мы должны знать, что брак — это не безбурная жизнь. В браке можно увидеть много страданий, травм и терзаний, которых человек и представить себе не может в монашестве или вне брака. Часто там встречаются чрезвычайно трудные состояния. Брак — это не легкая жизнь, а мученичество. Поэтому в Последовании венчания, когда все «водят хоровод Исаии» вокруг святой трапезы, мы поем: «Святии мученицы, добре страдальчествовавшии и венчавшиися, молитеся ко Господу помиловатися душам нашим». То есть мы поем мученические тропари, чтобы показать, что брак — это мученический путь вокруг Евангелия Христова, а его средоточие — Сам Христос, и жизнь супругов вращается вокруг Него.

Бракосочетание начинается с мученического тропаря именно для того, чтобы показать нам, что человек должен вступать в него с мученическим настроем. Но только не надо думать, будто другой — это палач, который сделает тебя мучеником, не в этом суть, когда мы говорим, что брак — это мученичество. То есть это не означает, что другой человек сделает тебя мучеником, и ты должен смотреть на свою жену (мужа) как на своего личного палача или Нерона, истребляющего христиан. Нет, этот настрой нужен, чтобы ты мог жить в браке как должно, чтобы ты превозмог себя, чтобы пожертвовал своим эгоизмом, индивидуализмом, себялюбием, всем, что тебе хочется делать и что тебе нравится.

Чтобы это преодолеть, действительно надо иметь сознание ученика и отсечь от себя многое. Брак только так и может существовать, потому что он означает любовь, а любви нет, если ты не жертвуешь тем, что тебе нравится. Ты не можешь говорить другому: «Я люблю тебя!» — и хотеть, чтобы он сделал то, что нравится тебе. Так не получится. Это не любовь. Любовь означает, что ты становишься для другого тем, чего он хочет от тебя, а не имеешь к нему какие-то претензии. Любовь не преследует своего, никогда не ищет чего-нибудь для себя, у любви нет критерия «мое я».

Поэтому если человек в браке начнет говорить: «Мне нравится это, в этом я самовыражаюсь, это меня наполняет, от этого мне становится легче!» — то если другой уступчив, это хорошо, совместная жизнь будет. Ну, а если нет? Тогда всё начинает потихоньку покрываться ржавчиной и появляются проблемы. Другой тоже человек, он не может без конца уступать. Придет время, когда он больше не сможет уступать, и начнутся конфликты, засверкают громы и молнии и появятся трудности в браке.

Поэтому человек должен вступать в брак по-правильному. Мы должны знать, что мы делаем, когда собираемся сделать что-нибудь. Например, ты собираешься стать священником — ты должен знать, что означает этот образ жизни. Ты не можешь стать священником и сказать: «Да я не знал, что летом мне надо будет носить рясу!» А ты что думал, что священники ходят в рубашках? Нет, так не получится. Надо терпеть. Ты не можешь также сказать: «Да я не знал, что ты будешь посылать меня в деревню служить Литургию! Или проповедовать слово Божие». А что это всё значит? Кто становится священником, тот целиком посвящает себя Богу и отказывается от своих прав.

Точно так же, когда кто-нибудь собирается стать монахом, он не может сказать: «Да я не знал, что не смогу пойти домой к маме на день рождения! Или на свадьбу брата!» Так не получится. Или пригласить своих друзей, чтобы как-нибудь ночью закатить пир на весь мир в монастыре! Нет, ты заранее должен знать, что так не получится. Или уйти в монастырь и говорить: «Да у нас когда-нибудь будет хоть десятирублевка в кармане? Будут деньги?» Нет, у нас денег нет, у нас есть нестяжание, и тебе уже ничего не хочется. То есть ты заранее знаешь образ жизни, которому последуешь.

Когда вступаешь в брак, надо наперед знать, чего ты ищешь в браке. Иногда говорят: «Я хочу, чтобы ты сделала меня счастливым!» Уже одно это выражение — закладка динамита под брак. Ты не можешь так говорить другому: «Я хочу, чтобы ты сделала меня счастливым!», «Я хочу быть счастливой рядом с тобой!» Всё это — претензии, и мы не можем говорить такого в браке, а также давать этакие великие обещания:

— Я заставлю тебя чувствовать себя счастливой! До последнего вздоха!

Мы должны научиться сознавать, что мы говорим, знать пределы своих возможностей и говорить:

— Я постараюсь сделать, что могу, постараюсь тебя утешить! Я постараюсь, я буду подвизаться, чтобы тебе было хорошо.

Великие и надутые слова — это проявление легкомыслия, и их не нужно произносить, потому что ты таким образом строишь свой брак на надувной подушке, и стоит поставить на нее что-нибудь, оно тут же опрокидывается. Поэтому положи твердое основание и скажи другому:

— Смотри, мы с тобой люди. Мы начинаем свой брак, у каждого из нас свои немощи, и нам с тобой надо сесть и понять, что то, что мы делаем, — это очень серьезно. Мы оба должны решить, что, чтобы мы жили вместе, каждый должен отсечь свою волю. Мы должны научиться жить для другого и нести ответственность за то, что мы собираемся сделать. И завтра, что бы ни случилось в нашей жизни, мы встретим это вместе и будем готовы пожертвовать собой ради нашего союза. Мы готовы умереть за него.

Но только чтобы ты не спрашивал другого:

— А ты готов умереть за меня?

Нет, так мы не спрашиваем; тогда ты ведешь себя как какой-нибудь каннибал. То есть это уже не любовные отношения.

Когда человек начинает с правильных предпосылок и у него правильное понимание брака, тогда он вступает в него с серьезным настроем. Брак — это самый серьезный шаг, который вам предстоит сделать в жизни. Серьезней даже монашества, потому что если там ты потерпишь неудачу, то ты один, а если провалишься в браке, то там ты уже не один, там рядом с тобой есть другой человек, за тобой стоят другие люди — твоя семья. Поэтому брак — дело крайне серьезное.

Его значение огромно, и надо обладать великим благоразумием и мудростью. Брак — это искусство, страшное искусство, это великое искусство. Ты словно должен жить с тигрицей, и ты должен научиться жить с ней: не потому, что другой разорвет тебя, а потому, что ты сам должен быть очень внимательным к нему. Как говорится в одной поговорке, не кидай камней в хрусталь, то есть в стекло, потому что бросишь раз, бросишь другой, а на третий он возьмет и разобьется, и у тебя появится проблема. Когда в семейной жизни ты не будешь осторожен и выронишь какое-нибудь слово, а потом повторишь его и скажешь его и в третий раз, тогда всё для тебя окажется очень трудным и неприятным.

К сожалению, сегодня я вижу, что люди не учатся вести правильную коммуникацию с другими. Мы знаем заповедь: почитай отца твоего и мать твою (Исх. 20: 12). Видите, здесь не сказано, чтобы ты их уважал, и не чтобы любил, и не чтобы слушался их, а чтобы почитал. А что это означает? Чтобы ты отдавал им честь, а не просто говорил: «Я люблю тебя!» — или: «Я уважаю тебя!» — или: «Я слушаю тебя!» В этом ничего особенного нет, а вот научиться почитать другого человека надо.

Один святой подвижник, авва Исаия, говорит: «Когда у тебя посетители, то научись почитать их чрезвычайно». Воздавать им великую честь, то есть не просто сказать: «Благодарю!» — и тем самым воздать им великую честь, а научиться ценить другого человека, почитать то, что он делает, то, что он дает тебе, и его самого тоже. Воздавая честь другому, мы возрастаем духовно. Давайте расскажу вам один случай.

Как-то был я в одной школе, куда приехал и министр. Ученики тогда проводили конференцию о своей школе. Дали слово министру. И тут образовались два лагеря. В одном были ученики, а в другом министр. Его «прижали к стенке», он разволновался, покраснел. Ему говорили:

— А что ты сделал за столько времени? Ты ничего не сделал! Какие у тебя есть доказательства того, что ты что-нибудь сделал?

Неслыханная агрессивность со стороны учеников. Конечно, были там и преподаватели, и один из них поднялся на трибуну, встал на их защиту и сказал:

— Мы предпочитаем учащихся с бунтарским духом! — какие-то глупости в этом роде.

Как бы там ни было, но я подумал: хорошо, пусть министерство виновато, школы в плохом состоянии, там массу всего надо изменить, но ты, дитя мое, скажи человеку спасибо за то, что он пришел сюда:

— Благодарим вас, господин министр, что вы взяли на себя труд и приехали сюда выслушать нас! Благодарим, потому что, в конце концов, и ты тоже что-то сделал!

За два года он что-нибудь, но все же сделал. Скажи ему спасибо, а потом выскажи свое требование, жалобу, но только учтивым тоном. Вся эта агрессивность спровоцировала его на то, чтобы и он, в свою очередь, ответил им агрессивно, и в итоге получился полный винегрет. Он ушел удрученный, а ученики хихикали оттого, что смогли что-то сказать министру.

Но что было хуже всего? То, что они задавали свой вопрос министру и, не дожидаясь ответа, тут же начинали хохотать. То есть их интересовал не его ответ, а то, как бы задать свой вопрос, как бы показать, что они такие крутые: «А я вот так вот сказал министру!»

Ладно, ты устроил такое министру. Он мне не родня, он мне вообще никто, но молодежь, которая вытворяет такое, завтра с таким же ражем набросится и на своих родителей, на своих жен, на учителей и детей. Тамошние учителя не понимали, что если ученики завтра их поколотят, то они же сами и будут в этом виноваты, потому что культивируют в них такое. Ну конечно, он тебя побьет! Ты же научил его быть наглым и бессовестным, и когда придет твой черед сделать ему замечание, то он тебя побьет. А почему бы нет?

К сожалению, сегодня мы не учимся почитать другого человека. Поэтому браки распадаются: ты не учишься говорить с другим человеком.

Например, говоришь своему тестю:

— Ну как дела, Коста?

Я слышал это. Человек позвонил по телефону:

— Как дела, Коста?

— А кто такой этот Коста, сын мой?

— Да это мой тесть.

Хорошо, но разве ты не можешь сказать ему папа? Или вот говоришь своей матери:

— Лёля, сядь сюда!

Хорошо, дитя мое, а как твой ребенок обратится к тебе завтра?

То есть куда девалось почтение? Нам надо научиться почитать людей, прежде всего почитать другого человека, как самого себя, потому что в противном случае мы станем нивелировать всё.

Однажды пришел человек из одной партии на Святую Гору Афон и сказал старцу Паисию:

— Если мы возьмем власть, то наступит равенство.

Старец ответил ему:

— Будет не равенство, а уравнивание, то есть вы всё уравняете. Потому что равенство не значит, что ты должен выровнять всё и чтобы общий каток прошелся по всему. В обществе, в семье у каждого свое место. У тебя есть отец, мать, бабушка, есть брат. У каждого человека свое место в нашем социальном окружении. Когда ты уничтожишь всё это и сравняешь, то потом, когда придет время схватиться за что-нибудь, тебе не за что будет схватиться.

А всё это происходит потому, что мы не учимся главным вещам, которые не являются вопросами Евангелия или Церкви, а это простые человеческие истины. Не надо кому-нибудь из Церкви говорить их тебе, чтобы ты их выучил, чтобы ты научился ценить другого, его вклад, труд и воздавать ему должную честь.

Святой апостол Павел говорит:

— Почитайте царя! (Ср.: 1 Пет. 2: 17)

А кто был царем тогда? Тиран Нерон, который был сущим зверем, а не человеком, и убивал христиан. Святой апостол Павел, однако, говорит: «Почитайте царя!» И Сам Христос говорит: «Отдавайте кесарево кесарю» (Мф. 22: 21). Вы должны почитать власть, царя, президента республики, как его называют сегодня.

Недавно король приезжал на Кипр, и некоторые люди вознегодовали из-за того, что один священник подошел к нему и обратился:

— Ваше Величество!

Ну, а что ему сказать, дитя мое? «Господин Коста, добро пожаловать»?[1]

«Церковь возвращается к средневековью» — так они говорили. То есть мы городим какие-то глупости и занимаемся этим только потому, что кто-то произнес каких-то два слова, а не видим, как каждый день дети избивают своих родителей. Мы бьем всякого, кто бы ни встал у нас на пути, или деремся друг с другом дома.

Сегодня встречаются такие люди, которые так чувствительны, что ночью не могут уснуть из-за того, что сказали кому-нибудь плохое слово, кого-то обидели или что-нибудь увидели. Но есть и другие, которые, если не сделают какого-нибудь зла, то не могут уснуть, потому что сон их не берет. Я знал супругов, которые, когда им хотелось позабавиться, дрались. Оба были здоровые такие и дрались, причем кулаками и ногами. Я говорю им:

— Ну что вы, дети, ну что вы деретесь?

— Да это от любви! Мы от любви деремся!

Причем удары у них были серьезные: руки становились синими, они били ногами, кулаками, в ход шло и карате! То есть когда им хотелось отдохнуть или продемонстрировать свою взаимную любовь, они начинали бой. Но, в конце концов, это вопрос душевного устроения.

(Продолжение следует.)

Митрополит Лимасольский Афанасий
Перевела с болгарского Станка Косова

Богословский факультет Великотырновского университета

[1] Монархия в Греции была свергнута в 1974 году, последним королем здесь был ныне здравствующий Константин II.

Православие.ru


Возврат к списку

 

Покровский храм
Деятельность
Мастерские
Инфоториум
Новости
Контакты